Жабры у эмбриона человека


Жабры и панцири… у людей?

 Расы космических пришельцев [Запрещенная антропология]Белов Александр Иванович

Жабры и панцири… у людей?

Существует большой соблазн, представить многие аномалии, возникающие при развитии человеческого тела, как атавизмы и рудименты, свойственные далеким предкам человека. Этому соблазну поддавались многие поколения эволюционистов. Противоречивой информации по этому поводу накоплено немало. Между тем, многие так называемые рудименты и атавизмы, доставшиеся человеку от его якобы четвероногих, а то и водных предков, также можно объяснить наличием генетических поломок, а вовсе не рекапитуляцией утраченных органов. Среди патологий развития, в которых пытаются увидеть черты предков, фигурируют жабры, хвост, обильный волосяной покров на теле и лице, заячья губа и волчье небо и т. д. Рассмотрим эти аномальные случаи поподробнее. Аномалий у человека возникает великое множество. Есть из чего выбрать, чтобы эффектно представить дело так, что перед нами не аномалия вовсе, а некий рудимент, доставшийся людям от рыбы, ящерицы, земноводного, млекопитающего, обезьяны. Ненужное зачеркнуть. Такой возможностью пользовались эволюционисты, не гнушаясь, порой, прибегать к натяжкам и прямым фальсификациям. Между тем, аналогии между аномалиями развития и животными формами действительно имеются, и не замечать их было бы крайне опрометчиво. Если бы верны были идеи эволюционистов, что люди в сжатой и ускоренной форме проходят в своем индивидуальном развитии стадии своих животных предков, то следовало ожидать появления у плода человека настоящих жабр. Однако как раз этих настоящих жабр у человека нет и в помине. Тем не менее, в учебниках биологии можно встретить утверждение, что у эмбриона человека впервые месяцы жизни формируются четыре жаберные дуги, которые впоследствии исчезают. Доподлинно известно, что в области будущей шеи формируются не жабры, а складки изгибов головной кишки. В этих складках формируется дуга нижней челюсти, подъязычная дуга, две дуги гортани. Все это важные и нужные впоследствии части взрослого организма. Из них формируются скелет нижней челюсти, подъязычной кости и гортани.

Кроме всего прочего, утверждается, что в эмбриогенезе человека закладывается шесть артериальных жаберных дуг, которые соответствуют шести парам висцеральных жаберных дуг. Между тем, и это не совсем верно. У эмбриона человека артериальные дуги никогда не существуют одновременно. В то время, когда две первые дуги закладываются, последние пары кровеносных сосудов еще не начинают формироваться. Это связано с особенностями морфогенеза человека. Этот механизм позволяет наилучшим образом обеспечить доступ крови к формирующимся органам эмбриона.

Иное дело рыбы. У них настоящие жаберные щели в количестве 5–7 закладываются как слепые парные выросты глотки – жаберные мешки. Навстречу им выпячиваются кожные покровы – жаберные карманы. В месте их соприкосновения происходит прорыв тканей и возникают сквозные жаберные щели. У млекопитающих и человека в эмбриональном периоде глоточные мешки никогда не прорываются наружу и не образуют ничего похожего на жаберные щели. Единственное, что может появляться у человека, это аномалии развития. Они выглядят как разрывы на обычно гладкой стенке шеи. Их называют горловыми фистулами, латеральными свищами шеи или латеральными кистами шеи. Они открываются сбоку на коже шеи и ведут в глотку. Само наличие этих разрывов, которые требуют экстренного хирургического вмешательства, не указывает на то, что у наших предков были жабры и хвосты. Скорее можно предположить иной сценарий: далекие предки рыб приобрели возможность дышать при помощи жабр благодаря недоразвитию и перестройке личиночных стадий эмбриогенеза. Иными словами, особенности эмбрионального развития более высших наземных существ подарили рыбам возможность дышать в воде кислородом. Рыбам удалось приспособить эмбриональные аномалии древних наземных существ, своих предков, к водной среде обитания. В этом случае порок развития стал обязательным морфологическим элементом в анатомическом строении рыб.

Если бы человек действительно проходил стадию рыбы в своем эмбриональном развитии, следовало бы ожидать у человеческого эмбриона появление чешуи. Но ее, к счастью, нет у эмбриона. Кроме всего прочего, у человека нет не только рыбьей чешуи, но и ороговевшей кожи пресмыкающихся. У последних верхний слой кожи высыхает и ороговевает, т. е. покрывается роговыми пластинами. У некоторых рептилий роговой слой тонок и эластичен, как у змей, у других он приобретает небывалую прочность, как у черепах. Считается, что некоторые млекопитающие, такие как грызуны, насекомоядные сохранили роговую чешую на хвосте. Между тем, можно предположить, что кожа их ороговела самостоятельно, совершенно без помощи их якобы рептильных предков. Однако у человека все же встречается такой порок развития как прогрессирующая окостеняющая фибродисплазия. Эту болезнь еще называют «болезнью второго скелета». У больных может формироваться второй скелет там, где ему не предназначено природой. Местом формирования новых костей могут стать мышцы, связки, кожа. Часто костные разрастания пытаются удалять хирургическим путем, но это приводит лишь к обострению болезни, к еще большему распространению костных образований. Новые кости появляются на месте ссадины, синяка или раны. Одним из самых известных жертв недуга стал американец Гарри Реймонд Истлэк. В 1935 году в возрасте пяти лет Гарри сломал ногу. Перелом сросся плохо. Вскоре у мальчика появились нарушения в тазобедренном и коленом суставах. Через десять лет левая нога полностью окостенела. Вместе с тем костные образования появились и в других частях тела: ягодицах, груди, шее и спине. Костные соединения образовали мост вдоль всего позвоночника, а мышцы на спине превратились в костные пластины. Умер Гарри в 1973 году, когда у него срослись челюсти. Свое тело Гарри завещал врачам, для дальнейших исследований. Ныне его удивительный скелет стоит в Мюттеровском музее в Филадельфии.

Подобного рода аномалия встречается у людей крайне редко. Число заболевших во всем мире не превышает нескольких тысяч. Однако нетрудно увидеть некоторые аналогии у этих больных и разнообразных вымерших и живых позвоночных, чье тело одето в окостеневшую броню, ставшую у них своеобразным защитным панцирем. Медики утверждают, что болезнь вызвана генетическим отклонениями и может передаваться новому поколению аутосомно-доминантным типом наследования. Мутация гена ACVR1 проявляется врожденными дефектами развития. Это прежде всего искривленные большие пальцы стоп и нарушения в шейном отделе позвоночника. Можно предполагать, что некие человекоподобные предки в былые времена могли оставлять потомство с врожденными отклонениями со склонностью к образованию лишних костей. У них также проявлялись нарушения в шейном отделе позвоночника и искривление пальцев стоп. Это особенность использовалась для создания морфологических преимуществ у древних животных. Ороговевший панцирь позволял им выживать. Ныне среди млекопитающих существуют броненосцы, ящеры и другие звери, которые используют свой костный панцирь как защиту от врагов. Среди рептилий это всем известная черепаха. Конечно, впрямую отождествлять современных больных фибродисплазией с панцирными животными нет абсолютно никого резона. Однако сходная мутация гена ACVR1 могла проявляться и у далеких предков панцирных животных.

Фибродисплазия появляется у людей разной расовой принадлежности, что свидетельствует вовсе не о едином родстве всех людей планеты от некоего рептильного предка, похожего на черепаху или вымершего панцирного стегоцефала. Это патология развития, которая показывает, что в человеческом организме существует вероятность такой аномалии, которая при особых условиях внешней среды может закрепиться в геноме как благоприятный признак.

Рис. 77. Прогрессирующая окостеняющая фибродисплазия. Скелет Гарри Истлэка. Фото из книги А. М. Леруа «Мутанты»

Рис. 78. Рог мадам Диманш. Начало XIX века

Не секрет, что у людей существуют редкие болезни. Облик таких больных подчас напоминает облик животных. Так, в Париже в начале XIX века жила мадам Диманш. В 76 лет у нее прямо посреди лба неожиданно вырос настоящий рог. К 82 годам он достиг длины 20 см. Вряд ли это может рассматриваться как атавизм, подтверждающий эволюцию людей от носорогов. Носорогов не считают предками людей даже самые завзятые эволюционисты. Между тем, это редкое, но отнюдь не единичное заболевание может свидетельствовать о том, что у человека в «предложенных обстоятельствах» при сбое генома могут вырасти рога. Понятное дело, что носороги или быки еще не успели появиться в результате деградации от современного человека, но существование редкой аномалии не исключает такой возможности в будущем. У многих растительноядных динозавров рога росли не только на черепе, но и на броне панциря. Эти динозавры использовали рога в качестве орудия для обороны своей жизни… Рог мадам Диманш был удален известным французским хирургом Д. Субербеиллом.

Следующая глава

26    МИРЫ ЛЮДЕЙ На земле нет двух людей, которые одинаково воспринимали бы окружающий их мир. Это связано с тем, что всевозможные силы низшей природы, воздействуя на сознание человека, заставляют его отождествляться с ними, в связи с чем оно приобретает сознание этих сил.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ 116. БИТЬ — самому кого-то — к примирению и внутреннему согласию; бьют тебя — удача.117. БОРОТЬСЯ — во сне спящий борется, чаще, всегда сам с собой или с силой обстоятельств. Победить — себя преодолеть, удовлетворение, покой; проиграть — внутренний

Вера в людей Есть, видимо, большой смысл и выгода в том, что столь страшный разлом в жизни человека происходит между двумя самыми светлыми по энергетике возрастами.Энергетически возрасты Быка, Лошади и Кабана принадлежат к самому мощному типу темперамента, основанному на

Видение людей Техника виденияСуществует особая техника выслеживания, используемая для того, чтобы видеть людей.Суть данной техники в том, чтобы смотреть на человека как на тональ, то есть смотреть беспристрастным, безжалостным взглядом, избавившись от предвзятости:

На разлуку людей Этим заговором разлучают сына с друзьями, дочь с подругами, чтобы вместе без толку не болтались и глупостей не делали. Делают тогда, когда необходима между людьми разлука.Читают на углы в доме, держа в руках нож с деревянной ручкой за лезвие и постукивают

Удрученность из-за людей Если мы сумели бы освободиться от удрученности из-за людского непонимания, если бы мы осознали ее значение, то избавились бы от трагикомедии всей нашей жизни.Человеческое «эго» увеличивается с ростом уровня образования. Чувство собственного

5.12. О разделении людей Раздражение, так же как и страх, не является человеческим состоянием. Раздражение сделано из лунных энергий. Оба этих состояния с полным правом можно назвать негуманоидными. На основе раздражения негуманоиды сформировали состояние агрессии и

О неравенстве людей Сей Закон, хотя и выдуманный, не есть ли указатель справедливости моего положения; и ежели предположить, что все люди вступили во владение своих преимуществ, то, поелику никогда не было бы между ими совершенного равенства, но надобно ли думать, что и

ГОРОД ДЛЯ ЛЮДЕЙ При рассмотрении любой стороны жизни мы обнаруживаем, что совершенный образец существует. Осмысление этого и есть то, что наполняет человека надеждой и устремлением. Идеал, который всегда существовал в Божественном разуме, воплощается из смятения и

От глазливых людей Если вы, вернувшись домой со званого вечера, чувствуете себя плохо, то не исключено, что вас кто-то сглазил. Убирают сглаз так: правой рукой держат локоть левой руки и говорят: Кто сурочил, кто подивился, Кто хотел меня извести, А я прошу, Господи,

Сфера людей В этой сфере проявляется иная ситуация, несколько отличная от той, что характерна для сферы животных, где живут, просто чтобы выжить. Сфера людей основана на страсти, на стремлении к исследованию и получению удовольствия. Это пространство поиска и развития,

От жестоких людей Иисус Христос, стань мне в помощь, иду я в горницу, там сидят цари с царями, паны с панами, все власти надо мной, немые, как стены. Берут тарелки, я нож вынимаю из-под сердца. Своим врагам горло затыкаю. Мой верх, моя правда, моя победа. На все стороны обернусь и

Вера в людей Есть, видимо, большой смысл и выгода в том, что столь страшный разлом в жизни человека происходит между двумя самыми светлыми по энергетике возрастами.Энергетически возрасты Быка, Лошади и Кабана принадлежат к самому мощному типу темперамента, основанному на

Нет бездарных людей! Вместе с физическим телом каждый из нас получает таланты и способности, однако не всем выпадает счастье распознать и развить их.Сложно было бы представить себе человека без ДАРА = ПОДАРКА от любящего родителя.В Писании сказано:«Из тысячи звезд,

esoterics.wikireading.ru

Эволюция Геккеля — от ученого до колдуна / Православие.Ru

Разгоревшийся в последние годы спор о дарвинизме весьма актуален не только для биологов. Дело в том, что дарвинизм – краеугольный камень господствующего в среде глобалистов сатанинского мировоззрения, мироощущения. Когда Чубайс говорит, что смерть 30-40 млн. не сумевших вписаться в рынок россиян его не расстраивает – он говорит, как дарвинист. Когда покойный Е.Гайдар утверждает, что экономика может и должна развиваться без центрального планирования, из хаоса, сама по себе, методом проб и ошибок, рыночного естественного отбора – он говорит это, как дарвинист.

Материализм и атеизм были трагедией советской идеологии – и, я убежден, – одними из главных причин гибели СССР. И Гайдара, и Чубайса, и сотни им подобных социал-дарвинистов воспитала советская школа, советская пионерия и комсомол.

+ + +

Сфальсифицированные рисунки Э.Геккеля 4-х недельных эмбрионов собаки и человека (сверху) и то, как выглядят НАСТОЯЩИЕ эмбрионы собаки и человека на 4-й неделе (снизу)
Изучая изображения эмбрионов, современник Дарвина немецкий ученый Эрнст Геккель решил, что в их развитии обнаруживаются признаки минувшей эволюции. Это стоило ему научной карьеры. Геккель был весьма экстравагантным, сильно увлекающимся ученым с неуемной фантазией. Не будучи серьёзным специалистом по эмбриологии, он сделал наивный вывод на основании чисто внешних сходств и поделился своими идеями в одной из своих книг по эволюции.

Биогенетический закон Геккеля – каждый организм в период эмбрионального развития повторяет стадии, которые его вид должен был пройти в процессе эволюции – звучит довольно впечатляюще.

В учебнике биологии для 7-го класса этот «закон» приводится в качестве «эмбриологического доказательства» в пользу эволюции. В учебниках для 9-го класса он помещён в главе, посвященной индивидуальному развитию организмов. Авторы стереотипных изданий без смущения пишут: «В первые недели эмбриогенеза у будущего человека есть хорда, жаберные щели и хвост».

В доказательство Геккель приводил изображения эмбриона человека, на которых видны жабры, хвост. Публикация книги Геккеля вызвала бурю возмущений. Когда профессиональные эмбриологи взглянули на изображения зародышей, сделанные Геккелем, то уличили его в фальсификации.

Автор сознался, что несколько «подретушировал» картинки (проще говоря, подрисовал жаберные щели и пр.), но оправдывался тем, что, дескать, все так делают. Ученый совет Йенского университета признал тогда Геккеля виновным в научном мошенничестве и исключил из состава профессуры.

Кожные складки шейно-челюстной области человеческого зародыша не имеют ничего общего с жаберными щелями. Это складки тканей гортани, в которых расположено несколько желез, существование таких складок в месте сгиба вполне естественно. Нижняя часть эмбриона из-за меньшей скорости роста всегда тоньше остального тельца.

Биогенетический закон утверждает, что эмбрионы позвоночных на начальных стадиях развития похожи друг на друга по причине якобы наличия у позвоночных общего предка. Действительно, сходство наблюдается, но не потому ли, что у всех позвоночных единая идея построения организма, наиболее четко проявляющаяся на начальных стадиях развития, как указывал еще до Геккеля академик К. Бэр в открытых им закономерностях развития эмбрионов?

К. Бэр также писал, что биогенетический закон не может выполняться по причине наличия в развитии эмбрионов образований, сохраняющихся навсегда только у вышестоящих форм. Так, у всех млекопитающих в начале эмбриогенеза челюсти такие же короткие, как у человека. Мозг зародышей птиц в первой трети эмбриогенеза похож на мозг млекопитающих существенней, чем у взрослых особей. Палеонтолог А. П. Павлов еще в 1901 г. указывал, что молодые особи ископаемых животных аммонитов обладают рядом признаков, которые исчезают в зрелом возрасте, но присутствуют у более сложных форм.

Доказательством происхождения кита от наземных млекопитающих кроме «рудиментов» задних конечностей считаются также эмбриональные зачатки зубов, которые никогда не становятся настоящими зубами. Однако более тщательные исследования показали, что и эти части эмбриона вполне функциональны: они играют важную роль в формировании челюстных костей.

Интересно это описано в книге Сергея Головина «Эволюция мифа. Как человек стал обезьяной». Приводим цитату: «В среде специалистов публикация вызвала шквал хохота и бурю возмущения. Геккелю, как жителю Иены (родины наиболее точных оптических приборов), предлагалось компенсировать проблемы со зрением при помощи изделий, выпускаемых в его родном городе, дабы убедиться, что никакого хвоста у человеческого эмбриона нет – его позвоночник на всех стадиях развития имеет ровно тридцать три позвонка, он лишь несколько выдается назад на ранних стадиях из-за отличающейся скорости роста. Голова у эмбриона тоже непропорционально велика, но это не повод утверждать, что он проходит стадию слона. Также и кожные складки шейно-челюстной области эмбриона не имеют ничего общего с жаберными щелями. Сама мысль, что эмбрион получает кислород при помощи жабр из околоплодной жидкости, могла быть только совместным порождением безудержной фантазии и полной безграмотности. Человеческий эмбрион, начиная с самой первой клетки, является именно человеческим организмом, быстро и целенаправленно развивающимся в соответствии с заложенной в него программой».

Разумеется, что в современных университетских пособиях по эмбриологии ни о каких жаберных щелях у человеческого зародыша не говорится. Зато школьные учебники пестрят подобными выдумками, основательно вбивая в голову ложные представления. И, как выясняется, не только в нашей стране. Например, в одном из австралийских университетов подавляющее большинство студентов-медиков пятого курса твёрдо верило в то, что человеческий эмбрион имеет жабры. Хотя в учебнике по эмбриологии, которая изучается на третьем курсе, ясно говорится, что ничего подобного не существует. Это свидетельствует том, что вера в биогенетический закон стала широко распространенным устойчивым предрассудком, навязываемым школьным образованием.

Современными эволюционистами доказана не только ошибочность этой теории, но и то, что знаменитый рисунок, иллюстрирующий эту предпосылку, был неадекватен в плане изображений зародышей, которые служили фактическим материалом для развития этой теории.

Лженаучные измышления Геккеля наука давно бы уже, конечно, выбросила на одну свалку с теплородом и тремя подпирающими землю слонами, если бы в современном обществе не действовало мощного, активно сотрудничающего с сатанизмом, антихристианского лобби. Это современные колдуны и маги – наш, европейский аналог африканских колдунов, дурящих головы первобытным племенам джунглей. В Европе совершенствовались методы защиты от колдунов – но совершенствовалось и оружие магии, колдовства, напускания морока.

Современный дарвинизм сатанинское лобби удерживает на пьедестале науки руками и ногами, хотя собственно наука (как неангажированное, бескорыстное, беспристрастное изучение мира) давно от него отказалась (я не говорю о внутривидовой микроэволюции, которую дарвинизм описывает в целом адекватно).

В области макроэволюции дарвинизм – напущенный владыками безбожного мира, магами – МОРОК. Дело, конечно, не в частных случаях подлога – хотя подлог Геккеля хорошо показывает их методы внушения НУЖНЫХ КОЛДУНУ псевдоистин.

Дарвинизм в области макроэволюции вступает в непримиримое противоречие с неопровержимыми законами мироздания. Прежде всего, это принцип накопления энтропии в любой неуправляемой системе. Сложное, не будучи управляемым извне, всегда стремится к самоупрощению, к разложению на простейшие элементы, но никогда – к самоусложнению, самосовершенстованию. Старый телевизор никогда не эволюционирует сам собой в новую модель, но почти всегда у нас на глазах эволюционирует в сломанный. Стихийная эволюция методом слепого отбора, проб и ошибок, низвела бы человека до амебы, но в принципе не могла возвести амебу до человека.

Далее. Если бы дарвинизм каким-то образом преодолел бы закон накопления энтропии – для начертанного Дарвиным происхождения видов необходимо колоссальное количество зверей-уродов, переходных звеньев. Но ничего подобного нет: каждого зверя мы встречаем в готовом к жизни виде, вполне эргономично сложенным.

Далее: у любого неуправляемого процесса обязательно формируется какая-то средняя скорость. В случае с дарвинизмом это должна быть средняя скорость мутаций на число поколений – скорость мутаций под воздействием внешней среды (общей для всех жителей данного биоценоза) по линии от предков к потомкам. Этой скорости нет: некоторые виды якобы мутировали с лихорадочной скоростью, а другие (реликтовые виды), имея равное с ними число предков, вообще не мутировали никак, ни разу! Мыслимо ли такое в неуправляемом процессе? Один сгусток живого вещества от родителей к потомству постоянно и революционно видоизменялся под воздействием внешней среды, а другой такой же сгусток, находящийся рядом, плевать хотел на эту внешнюю среду и не видоизменялся!

Сам Дарвин признавал, что для него абсолютно непостижима эволюционная завязка, предтеча такого органа как глаз. Глаз (лёгкие, крыло и т.п.) должны были явиться в готовом виде сразу, невозможно понять, как и из чего они постепенно бы развивались, как возможен постепенный переход методом проб и ошибок от отсутствия глаза к его наличию.

По Дарвину отбор шёл по линии наиболее приспособленных особей. Приспособленных к чему? К выживанию и размножению. Но в живой природе все ровным счётом наоборот: лучше всего как выживают, так и размножаются именно примитивные виды жизни. Самое древнее существо на Земле – серная бактерия – и живёт и размножается даже в жерлах вулканов. Путь от неё к человеку был бы путём отбора наименее приспособленных к выживанию и размножению особей.

Аналогичных опровержений дарвинизма могу привести ещё десяток. Хотя достаточно и одного, чтобы навсегда покончить с мороком колдунов. У дарвинизма есть серьёзная база внушения, частных доказательств: это нетрудно объяснить – сатанисты люди неглупые, работают они давно и серьёзно, и, конечно, основательно подготовились к своей атаке на христианскую цивилизацию, подтянули сюда и все интеллектуальные и дидактические, и мнемонические резервы.

Но мираж – как бы тщательно он не был соткан магом – все же лишь мираж, и к реальному миру никакого отношения не имеет. И если присмотреться к очагу в каморке колдуна папы Карло – обязательно увидишь, что это – холст, декорация, а не живой огонь…

pravoslavie.ru

Онтогенез повторяет филогенез

Зародыш в своем развитии проходит весь путь эволюции своего вида.

В XIX веке ученые, изучавшие внутриутробное развитие человеческого эмбриона, заметили, что в первые месяцы жизни он обладает поразительным сходством с другими позвоночными. Например, в месячном возрасте у человеческого эмбриона в области шеи заметны щели, во всех отношениях похожие на зачаточные жабры. Позднее зародыш имеет сходство с земноводными, затем с птицами и наконец — с другими млекопитающими. Это сходство привело к появлению приведенного выше изречения, сделанного немецким натуралистом Эрнстом Геккелем (Ernst Haeckel, 1834–1919) в его книге «Решето вселенной», опубликованной в 1899 году. Имеется в виду, что онтогенез живого существа (развитие индивида) повторяет путь филогенеза (развития типа, класса или вида — см. Система классификации Линнея). Так, человеческий эмбрион сначала похож на эмбрион рыбы, затем рептилии и так далее — до тех пор, пока не проявится его принадлежность к роду людей. Такова одна из этих идей — ясных, красивых, разумных — и в корне неверных.

На самом деле у человеческого зародыша никогда не бывает жабр или каких-либо других придатков, которые ему следовало бы в соответствии с этой концепцией иметь на той или иной стадии развития. Появляющиеся жаброподобные щели называются вторая жаберная дуга. У рыб эти образования действительно развиваются в жабры, но у человека они служат предшественниками частей головы и шеи. Точно так же, как теория эволюции предполагает не то, что человек произошел от приматов, а то, что он имеет с ними общего предка, — так и эмбриология утверждает не то, что человеческий зародыш в своем развитии проходит все ступени эволюции, а просто то, что в нем развиваются другие органы из тех же зародышевых клеток. (Идея о том, что «онтогенез повторяет филогенез», чем-то напоминает столь же неверную теорию Триединого мозга.)

Удивительно, но несмотря на то, что эта идея, которая удостоилась даже статуса закона биогенетики, была опровергнута почти сразу после того, как была выдвинута, она тем не менее смогла просуществовать до наших дней (ее даже можно найти еще в некоторых учебниках!). Между онтогенезом и филогенезом действительно есть связь, но нет эмбриологического повторения. К очевидным вещам иногда полезно относиться скептически!

elementy.ru

Мифы и правда об эмбрионах

  • Закон Геккеля-Мюллера-Бэра - с чего все началось

В середине XIX века ученые выдвинули гипотезу, что во внутриутробном развитии ребенок проходит все стадии эволюции вида. Из оплодотворенной яйцеклетки постепенно превращается в кишечнополостную гидру, потом в рыбу с жабрами, потом животным с хвостом и, наконец, становится человеком.

Уже давно доказано, что эта гипотеза мягко говоря, неточная, но фраза «онтогенез (индивидуальное развитие организма – в первую очередь, внутриутробное) повторяет филогенез (историческое развитие группы организмов)» так прочно укрепилась в сознании масс, что некоторые до сих пор в это верят. А все началось в 1866 году, когда немецкий биолог-материалист Эрнст Геккель, изучавший радиолярий, медуз и известковых губок, решил найти доказательство теории Дарвина. Изучив разновозрастные эмбрионы человека и животных, он нашел между ними сходство. Хвост и жабры у человеческого зародыша – это неспроста, подумал Геккель. Не зря Дарвин считает, что мы произошли от животных. А что если каждое живое существо в своем собственном развитии коротко и быстро повторяет развитие своего вида? Идея Геккеля не понравилась церковникам, зато понравились коллегам-ученым – ее переименовали в биогенетический закон. Но, к сожалению, доказать закон в его первоначальной формулировке так и не удалось. То, что считалось неоспоримым на первый взгляд, при ближайшем рассмотрении оказалось ошибочным. В настоящее время эмбриологи пересмотрели закон Геккеля-Мюллера-Бэра, но мифы с ним связанные живы до сих пор. Их-то и будем развенчивать.

Казалось бы, жабры эмбриона – неоспоримое доказательство нашего места на древе эволюции. Но современные эмбриологи и анатомы обнаружили курьёз: Геккель допустил оплошность – он описывал только внешний вид эмбрионов, не вдаваясь в подробности их строения.

То, что Геккель принял за жабры, у человеческого зародыша оказалось всего лишь складками ткани – предшественниками головы и шеи. С тех пор эти складки так и называются (по традиции) жаберные дуги. Хотя правильнее их называть висцеральными от английского слова «visceral» – «внутренний», потому что из них формируются внутренние органы. Жаберных щелей, как у холоднокровных животных, у человеческих эмбрионов не образуется.

На всех картинках эмбрионы изображены хвостатыми. Выяснилось, что у зародышей человека позвонков действительно больше, чем у взрослых людей. Если у нас их 33-34 (бывает 4 или 5 копчиковых), то в материнской утробе у малышей их закладывается 38. Потом будущий скелет немного перестраивается, и к рождению у ребенка уже столько же позвонков, как у нас с вами. Остальные редуцируются. Но длинный «хвостик» зародыша – это не только те самые «лишние» позвонки. Просто осевой скелет, как и нервная система, растёт медленнее, чем другие органы и ткани, и поэтому закладывается сразу несколько больших размеров по сравнению со всем крошечным организмом. Вот и получается, что и позвоночник длинный, и голова большая.

Иногда у новорожденных можно заметить пушок на теле – лануго. Потом он исчезает (обычно лануго появляется на 28 неделе беременности, а к 40 пропадает). Может, это наследие обезьян – наших лохматых предков? Но в организме ничего не происходит просто так.

Недоразвитый пушок выполняет защитную функцию. Как гласит пословица, «знал бы, где придётся упасть – солому бы подложил». Младенцам «солому подкладывает» сама природа: а вдруг придётся родиться раньше на 2-3 недели, а система терморегуляции ещё не готова к холодному воздуху. Вот и пригодится малышу пушок.

  • Братья наши меньшие – действительно наши братья?

Сейчас мнение эмбриологов однозначно: человеческий зародыш с самого начала – именно человек, а не кто-то другой. Конечно, нас нетрудно сравнить с другими животными: состоим из клеток, дышим кислородом, есть голова и 4 конечности, да и теория Дарвина до сих пор признана официальной. Изучая эмбрионов, ученые сопоставляют разные виды, чтобы определить их эволюционное родство. Но делают теперь это не по внешним признакам, как Геккель, а по генам, которые проявляют себя в однотипных местах зародыша. Например, в головном конце активируются гены, синтезирующие белки нервной ткани, – здесь будет мозг. Точно так же можно сравнить гены и белки печени, почек и всех других органов и тканей, чтобы понять, из каких групп зародышевых клеток что образуется.

По материалам: МедПортал

www.eurolab.ua


Смотрите также