Роман умберто эко фуко


Маятник Фуко

Завязка этого романа известного итальянского писателя, филолога и историка литературы приходится на начало семидесятых годов XX в., время, когда в Италии ещё бушевали молодёжные бунты. Однако «политическим выбором» рассказчика, студента Миланского университета Казобона, становится, по его собственным словам, филология: «Я пришёл к этому как человек, который смело берет в руки тексты речей об истине, готовясь править их». У него завязывается дружба с научным редактором издательства «Гарамон» Бельбо и его сослуживцем Диоталлеви, которой не мешает разница в возрасте; их объединяет интерес к загадкам человеческого разума и к средневековью. Казобон пишет диссертацию о тамплиерах; перед глазами читателя проходит история этого рыцарского братства, его возникновения, участия в крестовых походах, обстоятельства судебного процесса, завершившегося казнью руководителей ордена и его роспуском.

Продолжение после рекламы:

Далее роман вступает в область гипотез — Казобон с друзьями пытаются проследить посмертную судьбу ордена рыцарей Храма. Отправной точкой для их усилий служит появление в издательстве отставного полковника, уверенного, что он обнаружил зашифрованный План рыцарей ордена, план тайного заговора, замысел реванша, рассчитанного на века. Через день полковник исчезает бесследно; предполагается, что он убит; само это происшествие либо неприятный осадок, оставшийся от него, разлучает Казобона с друзьями. Разлука затягивается на несколько лет: закончив университет и защитив диплом, он уезжает в Бразилию преподавателем итальянского языка.

Непосредственной причиной отъезда является его любовь к местной уроженке Ампаро, красавице полукровке, проникнутой идеями Маркса и пафосом рационального объяснения мира. Однако сама магическая атмосфера страны и необычные встречи, которые с труднообъяснимым упорством подкидывает ему судьба, заставляют Казобона пока ещё почти незаметно для себя самого проделывать обратную эволюцию: преимущества рациональных истолкований представляются ему все менее очевидными. Он снова пытается изучать историю древних культов и герметических учений, приобщая к своим занятиям и скептически настроенную Ампаро; его притягивает земля колдунов — Байя, в той же степени, что и лекция о розенкрейцерах, читаемая соотечественником-итальянцем, по всем признакам — одним из тех шарлатанов, о многочисленности которых ему ещё только предстоит догадаться. Его усилия по проникновению в природу таинственного приносят свои плоды, но для него они оказываются горькими: во время магического обряда, участвовать в котором в знак особого расположения они были приглашены, Ампаро против собственной воли впадает в транс и, очнувшись, не может простить этого ни себе, ни ему. Проведя в Бразилии после этого ещё год, Казобон возвращается.

Брифли существует благодаря рекламе:

В Милане он снова встречается с Бельбо и через него получает приглашение сотрудничать в издательстве «Гарамон». Сначала речь идёт о составлении научной энциклопедии металлов, но вскоре область его интересов существенно расширяется, опять захватывая сферу таинственного и эзотерического; он признается себе в том, что ему вообще становится все труднее отделять мир магии от мира науки: люди, о которых ещё в школе ему говорили, что они несли свет математики и физики в дебри суеверий, как выясняется, делали свои открытия, «опираясь, с одной стороны, на лабораторию, а с другой — на Каббалу». Немало этому способствует и так называемый проект «Гермес», детище господина Гарамона, главы издательства; к его осуществлению подключены и сам Казобон, и Бельбо, и Диоталлеви. Суть его заключается в том, чтобы объявив серию публикаций по оккультизму, магии и т. п., привлечь как серьёзных авторов, так и фанатиков, сумасшедших, готовых платить деньги за опубликование своих творений; этих последних предполагается сплавлять в издательство «Мануцио», чьё родство с «Гарамоном» держится в строжайшем секрете; оно предназначено для издания книг за счёт авторов, на практике сводящегося к беспощадному «выдаиванию» их кошельков. В среде оккультистов «Гарамон» рассчитывает на богатый улов и потому настоятельно просит Бельбо и его друзей не пренебрегать ни кем.

Однако издания, предназначенные для «Гарамона», все-таки должны соответствовать неким требованиям; в качестве научного консультанта проекта по рекомендации Казобона приглашается знакомый ему по Бразилии некий господин Алье, то ли авантюрист, то ли потомок знатного рода, возможно, граф, но во всяком случае человек богатый, с тонким вкусом и несомненно глубокими познаниями в области магии и оккультных наук; о самых древних магических ритуалах он рассказывает так, как будто бы сам при них присутствовал; собственно говоря, подчас он прямо намекает на это. При этом он вовсе не сноб, не чурается явных шарлатанов и психов и уверен, что даже в самом никудышном тексте можно отыскать «искорку если не истины, то хотя бы необычного обмана, а ведь часто эти крайности соприкасаются». Надеявшиеся отвести с его помощью в сторону поток плевел, направив его на обогащение своего хозяина, и, быть может, найти в нем несколько зёрен истины для себя, подавляемые авторитетом «господина графа» герои оказываются вынуждены барахтаться в этом потоке, не смея ничего отвергать: в любом плевеле может оказаться зерно, невидимое и не обнаруживаемое ни логикой, ни интуицией, ни здравым смыслом, ни опытом. Вот слова бедолаги-алхимика, подслушанные Казобоном во время ещё одного, на сей раз уже не далёкого, шаманского, а донельзя приближённого к их родным домам ритуала, куда они попадают по приглашению Алье: «Я испробовал все: кровь, волосы, душу Сатурна, маркасситы, чеснок, марсианский шафран, стружки и шлаки железа, свинцовый глёт, сурьму — все напрасно. Я работал над тем, чтобы извлечь из серебра масло и воду; я обжигал серебро со специально приготовленной солью и без неё, а также с водкой, и добыл из него едкие масла, вот и все. Я употреблял молоко, вино, сычужину, сперму звёзд, упавших на землю, чистотел, плаценту; я смешивал ртуть с металлами, превращая их в кристаллы; я направил свои поиски даже на пепел... Наконец...

— Что — наконец?

— Ничто на свете не требует большей осторожности, чем истина. Обнаружить её — все равно что пустить кровь прямо из сердца...»

Истина способна перевернуть или разрушить мир, ибо у него от неё нет защиты. Но истину до сих пор не удалось обнаружить; вот почему не следует пренебрегать ничем — лучше ещё раз испробовать всё, когда-либо бывшее предметом усилий и надежд кого-либо из посвящённых. Пусть неоправданно; пусть ошибочно (и во что же тогда они были посвящены?) — неважно. «Каждая ошибка может оказаться мимовольной носительницей истины, — говорит Алье. — Настоящему эзотеризму не страшны противоречия».

И этот водоворот ошибочных истин и чреватых истиною ошибок вновь толкает друзей на поиски Плана ордена тамплиеров; загадочный документ, оставшийся от исчезнувшего полковника, изучается ими снова и снова, и каждому его пункту подыскиваются исторические истолкования: это якобы выполнялось розенкрейцерами, это — павликианами, иезуитами, Бэконом, здесь приложили руку асассины... Если План действительно существует, он должен объяснять всё; под этим девизом переписывается история мира, и постепенно мысль «мы нашли План, по которому движется мир» подменяется мыслью «мир движется по нашему Плану».

Проходит лето; Диоталлеви возвращается из отпуска уже тяжело больным, Бельбо — ещё более увлечённым Планом, удачи в работе над которым компенсируют ему поражения в реальной жизни, а Казобон готовится стать отцом: его новая подруга Лия должна скоро родить. Их усилия тем временем приближаются к завершению: они понимают, что местом последней встречи участников Плана должен стать парижский музей в церкви аббатства Сен-Мартен-де-Шан, Хранилище Искусств и Ремёсел, где находится Маятник Фуко, который в строго определённый момент и укажет им точку на карте — вход во владения Царя Мира, центр теллурических токов, Пуп Земли, Umbilicus Mundi. Они постепенно уверяют себя в том, что им известен и день и час, остаётся найти карту, но тут Диоталлеви оказывается в больнице с самым неутешительным диагнозом, Казобон уезжает вместе с Лией и малышом в горы, а Бельбо, движимый ревностью к Алье, ставшему его счастливым соперником в личной жизни, решает поделиться с ним их знаниями о Плане, умолчав об отсутствии и карты, и уверенности в том, что вся эта расшифровка — не плод их общего разбушевавшегося воображения.

Лия тем временем доказывает Казобону, что те обрывочные записи конца XIX в., которые они приняли за конспект Плана, скорее всего являются расчётами хозяина цветочного магазина, Диоталлеви при смерти; его клетки отказываются ему повиноваться и строят его тело по собственному плану, имя которому — рак; Бельбо находится в руках Алье и своры его единомышленников, сперва изыскавших способ его шантажировать, а затем завлёкших в Париж и вынуждающих уже под страхом смерти поделиться с ними последней тайной — картой. Казобон бросается на его поиски, но успевает застать только финал: в Хранилище Искусств и Ремёсел обезумевшая толпа алхимиков, герметистов, сатанистов и прочих гностиков под предводительством Алье, здесь уже, впрочем, называющегося графом Сен-Жерменом, отчаявшись добиться от Бельбо признания в местонахождении карты, казнит его, удавливая верёвкой, привязанной к Маятнику Фуко; при этом погибает и его возлюбленная. Казобон спасается бегством; на следующий день в музее нет никаких следов вчерашнего происшествия, но Казобон не сомневается, что теперь очередь будет за ним, тем более что при отъезде из Парижа он узнает о смерти Диоталлеви. Один был убит людьми, поверившими в их План, другой — клетками, поверившими в возможность составить собственный и действовать по нему; Казобон, не желая подвергать опасности возлюбленную и ребёнка, запирается в доме Бельбо, листает чужие бумаги и ждёт, кто и как придёт убить его самого.

briefly.ru

“Маятник Фуко” Умберто Эко

В конце 1980-х годов был издан «Маятник Фуко» Умберто Эко. Автор произведения является профессором семиотики, писателем и философом. Название произошло от маятника, разработанного французским физиком Л. Фуко. Прибор предназначался для наглядной демонстрации вращения планеты вокруг своей оси. В произведении Эко маятник стал многозначным символом.

Сюжет романа довольно труден для восприятия. Книга рассказывает о трёх товарищах Казобоне, Диоталлеви и Бельбо. Друзья работают в миланском издательстве, которое занимается выпуском книг бездарных авторов, чьи произведения отказываются печатать другие издательства. По роду деятельности друзья вынуждены читать огромное количество материала, посвящённого оккультным теориям заговора. Однажды Бельбо, Казобон и Диоталлеви решили, что тоже смогут создать свою собственную теорию, которая будет намного лучше и интереснее.

Коллеги назвали своё «детище» «Планом». Работая над теорией, они не замечают, как постепенно погружаются в собственный вымысел всё больше и больше. Невинное развлечение заводит их слишком далеко. Вскоре о таинственном «Плане» становится известно сторонникам других теорий. Игра была воспринята всерьёз. Некое тайное общество считает, что Бельбо владеет информацией о том, где находятся сокровища, спрятанные тамплиерами. Бельбо становится мишенью, что и приводит его к скоропостижной гибели. К концу романа в живых остаётся только Казобон, от чьего лица и было начато повествование.

Характеристика персонажей

Теоретик Казобон

Фамилия этого персонажа была позаимствована у Исаака де Казобона. Так звали жившего в XVI-XVII веках известного швейцарского филолога. Казобон рассказывает о том, что в 70-х годах ХХ века он получал образование в Милане. Тема его дипломной работы касалась истории ордена тамплиеров. В этот период Казобон познакомился со своими будущими коллегами Бельбо и Диоталлеви.

Казобон более, чем другие персонажи мужского пола, неравнодушен к женщинам. В книге рассказывается и о его личной жизни. Он был влюблён в бразильянку Ампаро. Ради этой женщины главный герой на некоторое время переехал в Бразилию, где всё свободное время посвящал изучению карибского и южноамериканского спиритизма. Ампаро была приверженцем марксистской идеологии, скептически относилась ко всему потустороннему. Однажды влюблённые присутствовали на спиритическом сеансе, во время которого Ампаро впала в транс, чем была крайне смущена впоследствии. После этого отношения бразильянки и итальянца начали ухудшаться. Казобон вернулся домой.

На родине у героя появилась новая любовь – женщина по имени Лия. Очередная возлюбленная родила Казобону сына. В это же время главный герой получает работу в издательстве. Именно Казобон становится инициатором создания «теории заговора». В конце романа он теряет друзей по своей вине и остаётся совершенно один. Главный герой «убеждён» в том, что созданная им теория абсолютно реальна.

Теоретик Диоталлеви

Поскольку центральным персонажем романа фактически является Казобон, о других героях читатели знают намного меньше. О Диоталлеви известно, что он всерьёз увлекался мистическим учением Каббала. После того, как Казобон разработал теорию, Диоталлеви принял активное участие в игре. Его глубокие знания помогли в «расшифровке» таинственных манускриптов.

Вероятно, вначале Диоталлеви не воспринимал всерьёз даже Каббалу, в которой прекрасно разбирался, но которую рассматривал лишь как народный фольклор. Но затем герой был, по его убеждению, наказан: у него диагностировали рак. Диоталлеви утверждал, что страшная болезнь является божественной карой за его участие в том, во что не должен был вмешиваться, за высмеивание чего-то сакрального и необъяснимого. Диоталлеви также получил «доказательства» того, что игра Казобона вовсе не была игрой.

Теоретик Бельбо

Автор пытается понять, в чём причина убеждённости Бельбо в том, что «План» не является игрой. Читатель узнаёт, что на мировоззрение героя повлияло нелёгкое детство, которое совпало с периодом Второй мировой войны. Нежелание мириться с удручающей действительностью привело к тому, что Бельбо стал видеть мистику повсюду, полагая, что для каждой трагедии непременно найдётся какое-нибудь мистическое объяснение.

На мировоззрение Бельбо несомненно повлияла и неразделённая любовь. Девушку, которую он любил, звали Лоренца Пеллегрини. Легкомысленная Лоренца не ответила Бельбо взаимностью, что привело к появлению комплекса и чувства неполноценности. «План» становится своеобразной возможностью доказать Пеллегрини, что она напрасно отвергла пылкого поклонника. Итог жизни Бельбо был более чем печален: он погиб, пытаясь изменить траекторию маятника Фуко.

Главная идея

Жизнь без загадок и тайн лишена смысла. Ни любовь, ни материальный достаток, ни престижная работа не способны удовлетворить всех потребностей человека. Одна из важнейших целей пребывания на этой плане – поиск. Человек, который перестал искать, фактически перестаёт жить. Он получил всё, чего ему хотелось. Жизнь потеряла смысл.

Именно поиск заставляет людей мистифицировать действительность, видеть загадки там, где их нет. Казобон не нашёл удовлетворения ни в своих романах, ни в рождении сына, ни в работе. Создание «Плана» наполнило смыслом и адреналином его бытие.

Анализ произведения

Эко не просто не доверяет мистике. Он отвергает и высмеивает её. Роман итальянского писателя – это пародия на всевозможные оккультные науки и людей, которые всерьёз к ним относятся. Изменение в сознании своих героев автор рассматривает не как эволюцию, а как окончательную деградацию. Из редакторов-скептиков они постепенно превращаются в тех, над чьими рукописями когда-то насмехались. Эко подчёркивает, что поверить в мистику главных героев заставили те или иные комплексы и скука.

Отличие от “Кода да Винчи”

В романе не трудно найти сходства с другим, более масштабным произведением – «Кодом да Винчи» Дэна Брауна, которое было создано значительно позже «Маятника Фуко». Отличие состоит в том, что Дэн Браун, очевидно, не высмеивает своих персонажей и сам верит в тайну Грааля.

Итальянскому писателю неоднократно указывали на сходство между двумя произведениями и просили высказать своё мнение относительно романа Брауна. После прочтения книги собрата по перу Эко заявил, что его коллега – это один из героев его романа. Итальянский писатель с иронией назвал Дэна Брауна своим созданием. По утверждению Эко, автор «Кода да Винчи» не описал хладнокровно и беспристрастно очередную нелепую теорию, он поверил в неё и отнёсся к ней серьёзно.

Задача писателя, по мнению итальянского автора, состоит в том, чтобы разоблачить любую мистификацию, созданную сознанием доверчивых или недостаточно образованных людей. Таинственность и вера в оккультизм является наиболее подходящим способом манипулировать людьми. Эко рассматривает мистификацию как болезнь, которая поражает даже самые недоверчивые и скептически настроенные умы. Любая таинственность, полагает Эко, рано или поздно способна привести к серьёзной трагедии.

r-book.club

"Маятник Фуко" Умберто Эко: описание и анализ романа из энциклопедии

«Маятник Фуко» («Il Pendolo di Foucault») — роман Умберто Эко. Опубликован в 1988 году. Развивает поднятую итальянским писателем еще в романе «Имя розы» тему средневековья, но на этот раз в центре внимания оказывается не собственно история, а размышления современного человека над ее загадками. Этот экспериментальный жанр можно определить как историко-фантастический роман — по аналогии с научной фантастикой (science fiction), которая, если не смешивать ее ни с футурологией, ни с приключениями, оснащенными соответствующим антуражем, представляет собой изображение интеллектуального творчества и нравственной ответственности за его результаты. Это в полной мере относится к «Маятнику Фуко» Умберто Эко, коль скоро к науке относятся и гуманитарные дисциплины, в том числе и история (в этом смысле русский термин «научная фантастика» более емкий, чем его международный эквивалент «science fiction»). Именно процесс и моральные последствия интеллектуального творчества в области истории составляют содержание романа.

Основной его предмет — история ордена тамплиеров — сродни тайнам Бермудского треугольника, летающих тарелок, снежного человека и лохнесского чудовища — то есть всему традиционному набору, вызывающему фантастические ожидания. В будущее и в прошлое от проблемы тамплиеров тянутся цепочки вопросов, на которые возможен в лучшем случае гипотетический ответ. Правда ли, что орден храмовников не был уничтожен при Филиппе Красивом, а ушел «в подполье»? Что розенкрейцеры и масоны суть прямые наследники тамплиеров? Существует ли по сей день их мировой заговор? Связаны ли тамплиеры с еретиками манихейского толка? Точно ли им досталось тайное знание кельтских друидов, греческих мудрецов, египетских жрецов и проч.? Были ли египетские жрецы хранителями наследия атлантов? И была ли вообще Атлантида? И что-то еще до нее? Причем ни отрицательный, ни, тем более, положительный ответ на любой из этих вопросов в отдельности вовсе не предполагает автоматически аналогичного решения для всех остальных. Все это интеллектуальная задача того же порядка, что и изобретение вечного двигателя, машины времени, средств нуль-транспортировки или хотя бы сверхсветовых звездолетов, а также поиски внеземных цивилизаций, здравствующих динозавров и т.д. и т.п. Каждая версия может быть принята или отвергнута не столько в соответствии с фактами или даже с логикой, сколько на уровне веры, что вполне согласуется с характерными признаками научной фантастики.

Герои «Маятника Фуко» Эко пытаются по загадочному клочку бумаги («ордонанс из Провэна») реконструировать тайный тамплиерский план захвата мирового господства, рассчитанный на 600 лет, то есть актуальный как раз в XX веке. С этим связана детективная линия романа (причастные к документу люди исчезают) и его нравственные аспекты. Результат исследования плачевен для героев: один предположительно становится жертвой ритуального убийства, другой скрывается — то ли от реальной опасности, то ли охваченный манией преследования, — третий умирает от рака, причиной которого сам считает свои изыскания. Специфический сюжет допускает троякое прочтение романа. Вариант первый: герои расшифровали подлинный план тамплиеров и были выслежены их настоящими последователями, что привело к страшному финалу. Это история грандиозного научного открытия, сопоставимого разве что с обнаружением жизни на Марсе. Вариант второй: герои сочинили этот план и невольно привлекли к нему внимание людей, болезненно увлеченных эзотеризмом. Тут можно говорить о своеобразном «историческом изобретении», создании некоего артефакта. Третий вариант — не только план, но и весь шабаш оккультистов в финале — плод больного воображения. В этом случае продуктом интеллектуальной деятельности оказывается своеобразная среда обитания, разрушающая психическое и телесное здоровье героев. По всему роману разбросаны намеки на правомерность всех трех вариантов и ни один не дезавуируется. Все они замкнуты на проблему моральной ответственности ученого.

Историко-культурные корни романа «Маятник Фуко» Эко практически безграничны — здесь представлена едва ли не вся традиция европейского эзотеризма и оккультизма. Только своеобразными заглавиями-эпиграфами к 120 главам служат 120 цитат на разных языках из исторических документов, священных книг, классической литературы, популярных эзотерических изданий, не говоря уже о многочисленных реминисценциях из самых разных источников (вплоть до К. Маркса и В.И. Ленина), разбросанных непосредственно в тексте. Всё это объединяют две сквозные метафоры. Прежде всего — сам маятник Фуко, символ стабильности и правильности в хаотическом мире («Маятник мне говорил, что хотя все движется…, единственная точка остается стержнем, осью, идеальной сцепкой, что позволяет Вселенной вращаться вокруг самой себя».) Второй символ — каббалистическое дерево сефирот, определяющее композицию и развитие сюжета романа, каждая из десяти частей которого соответствует сефире. Так, первая часть, «Кетер» (сефира, означающая Корону, Исток, Вечность), содержит размышления о маятнике; последняя — «Малкут» (основание, соединение высших сил, ступни — если сравнивать дерево сефирот с человеческим телом) — переосмысление пережитого и основных жизненных ценностей; «Тиферет» (Сердце, Солнце, фокальная точка между Богом и природой) — апофеоз интеллекта, еще не омраченный страшными событиями или предчувствиями.

В целом роман «Маятник Фуко» Эко изображает механизм проникновения мифов в сознание толпы, формирования страхов и подозрительности, поиска заговоров и тайных врагов — всего того, что со времен средневековья и до наших дней регулярно порождает атмосферу массовой истерии и тотального психоза, независимо ни от смены идей и верований, ни от развития искусства и технологий. По словам самого Умберто Эко, он пытался победить все это путем художественного анализа, подобно тому как дети прогоняют страхи, зажигая в комнате свет.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

classlit.ru

У. Эко "Маятник Фуко" :

«Маятник Фуко» – это один из ранних романов, прославивший итальянского философа, писателя и профессора Умберто Эко. На родном языке он впервые был издан в 1988 году. Произведение автор разделил на десять частей в соответствии с каббалистическим представлением о строении Древа Жизни, состоящего из 10 Сфирот. Название «Маятник Фуко» книга получила от одноименного изобретения Леона Фуко, французского физика. Он разработал инструмент, который должен наглядно показывать, как вращается наша планета вокруг своей оси. Существует также мнение, что У. Эко назвал роман в честь своего друга, философа Мишеля Фуко. Однако сам автор эту версию отрицает.

«Маятник Фуко» Умберто Эко: сюжет романа

Все события в произведении (как и одноименное изобретение) вращаются вокруг Казобона, Диоталлеви и Бельбо, которые работают в Милане на «фабрике славы». Это издательство, которое на деньги авторов (даже если те являются обычными графоманами) выпускает любые книги. Друзьям довелось прочитать столько рукописей на тему оккультных теорий заговоров, что они решают создать собственную теорию. Свою новую интеллектуальную игру друзья назвали «Планом». Чем дольше они ее разрабатывали, тем сильнее погружались в нее и забывали, что это не по-настоящему. Мало того, приверженцы других теорий заговора тоже восприняли «План» всерьез. Сторонники одного из тайных обществ посчитали, что Бельбо знает, где находится потерянное сокровище Тамплиеров. Теперь он в реальной жизни стал их мишенью. Многие сюжетные линии романа «Маятник Фуко» так или иначе приводят к теме создания «Плана». На примере этой в шутку созданной организации автор продемонстрировал склонность практически всех людей ко всяческим мистификациям и чрезмерную доверчивость.

Умберто Эко «Маятник Фуко»: главная тема

В конце 20 века многие литературные произведения были слишком сфокусированы на теории заговора, на ее таинственности и возможных вариантах. На этом фоне роман У. Эко можно воспринимать как критику на них или даже пародию. Да, в его произведении тоже присутствует заговор, но он служит только источником интриги, вокруг которой вращаются все главные герои. Всего лишь. Само же повествование сосредоточено на развитии характеров литературных персонажей.

Общества и организации в романе «Маятник Фуко»

Список всех тайных групп, упоминаемых автором в произведении, довольно внушителен. Некоторые из них до сих пор неизвестны простому обывателю, а многие, наоборот, теперь постоянно на слуху. И в первую очередь, это орден тамплиеров, основанный маленькой группой рыцарей еще в 12 веке на территории Палестины. Также это образованное в средневековой Германии тайное мистическое и теологическое общество – орден розенкрейцеров. Их целью было улучшить Церковь и добиться благосостояния как для государства, так и для его граждан. Во многих романах и фильмах часто фигурируют масоны. Истоки этой закрытой организации ведут к концу 16-го века. Территориально формируются группы, насчитывающие от 40 до 50 человек, - это местные ложи. Иногда они бывают крупнее. Все они учреждаются Великой ложей и подчиняются ей. В каждой стране она одна.

www.syl.ru


Смотрите также