Есть ли жабры у эмбриона человека


Мифы об эмбрионах

В середине XIX века ученые выдвинули гипотезу, что во внутриутробном развитии ребенок проходит все стадии эволюции вида. Из оплодотворенной яйцеклетки постепенно превращается в кишечнополостную гидру, потом в рыбу с жабрами, потом животным с хвостом и, наконец, становится человеком.

Уже давно доказано, что эта гипотеза мягко говоря, неточная, но фраза «онтогенез (индивидуальное развитие организма – в первую очередь, внутриутробное) повторяет филогенез (историческое развитие группы организмов)» так прочно укрепилась в сознании масс, что некоторые до сих пор в это верят.

А все началось в 1866 году, когда немецкий биолог-материалист Эрнст Геккель, изучавший радиолярий, медуз и известковых губок, решил найти доказательство теории Дарвина. Изучив разновозрастные эмбрионы человека и животных, он нашел между ними сходство. Хвост и жабры у человеческого зародыша – это неспроста, подумал Геккель. Не зря Дарвин считает, что мы произошли от животных. А что если каждое живое существо в своем собственном развитии коротко и быстро повторяет развитие своего вида?

Развитие ребенка в утробе матери

Идея Геккеля не понравилась церковникам, зато понравились коллегам-ученым – ее переименовали в биогенетический закон. Но, к сожалению, доказать закон в его первоначальной формулировке так и не удалось. То, что считалось неоспоримым на первый взгляд, при ближайшем рассмотрении оказалось ошибочным.

В настоящее время эмбриологи пересмотрели закон Геккеля-Мюллера-Бэра, но мифы с ним связанные живы до сих пор. Их-то и будем развенчивать.

Есть ли жабры?

Казалось бы, жабры эмбриона – неоспоримое доказательство нашего места на древе эволюции. Но современные эмбриологи и анатомы обнаружили курьёз: Геккель допустил оплошность – он описывал только внешний вид эмбрионов, не вдаваясь в подробности их строения. То, что Геккель принял за жабры, у человеческого зародыша оказалось всего лишь складками ткани – предшественниками головы и шеи.

С тех пор эти складки так и называются (по традиции) жаберные дуги. Хотя правильнее их называть висцеральными от английского слова «visceral» – «внутренний», потому что из них формируются внутренние органы. Жаберных щелей, как у холоднокровных животных, у человеческих эмбрионов не образуется.

Хвостатые дети

Во всем мире известны случаи, когда рождались дети с хвостами. Многие до сих пор полагают, что это – признаки, свойственные отдаленным предкам вида Homo sapiens. В Индии такие дети считались посланниками бога-обезьяны Ханумана, и тысячи паломников приходили коснуться священного хвоста. В Европе же несчастные младенцы считались слугами нечистых сил, и участь их была незавидна.

Современные исследования показали, что хвост у таких детей – не «настоящий», в нем нет ни мышц, ни позвонков. Это просто зародышевая ткань, которая случайным образом оказалась не в том месте – мягкотканый отросток. В наши дни его удаляют у младенцев хирургическим путем.

А как же хвост?

На всех картинках эмбрионы изображены хвостатыми. Выяснилось, что у зародышей человека позвонков действительно больше, чем у взрослых людей. Если у нас их 33-34 (бывает 4 или 5 копчиковых), то в материнской утробе у малышей их закладывается 38. Потом будущий скелет немного перестраивается, и к рождению у ребенка уже столько же позвонков, как у нас с вами. Остальные редуцируются.

Но длинный «хвостик» зародыша – это не только те самые «лишние» позвонки. Просто осевой скелет, как и нервная система, растёт медленнее, чем другие органы и ткани, и поэтому закладывается сразу несколько больших размеров по сравнению со всем крошечным организмом. Вот и получается, что и позвоночник длинный, и голова большая.

Пушистые младенцы

Иногда у новорожденных можно заметить пушок на теле – лануго. Потом он исчезает (обычно лануго появляется на 28 неделе беременности, а к 40 пропадает). Может, это наследие обезьян – наших лохматых предков? Но в организме ничего не происходит просто так. Недоразвитый пушок выполняет защитную функцию. Как гласит пословица, «знал бы, где придётся упасть – солому бы подложил». Младенцам «солому подкладывает» сама природа: а вдруг придётся родиться раньше на 2-3 недели, а система терморегуляции ещё не готова к холодному воздуху. Вот и пригодится малышу пушок.

Братья наши меньшие – действительно наши братья?

Сейчас мнение эмбриологов однозначно: человеческий зародыш с самого начала – именно человек, а не кто-то другой. Конечно, нас нетрудно сравнить с другими животными: состоим из клеток, дышим кислородом, есть голова и 4 конечности, да и теория Дарвина до сих пор признана официальной. Изучая эмбрионов, ученые сопоставляют разные виды, чтобы определить их эволюционное родство. Но делают теперь это не по внешним признакам, как Геккель, а по генам, которые проявляют себя в однотипных местах зародыша. Например, в головном конце активируются гены, синтезирующие белки нервной ткани, – здесь будет мозг. Точно так же можно сравнить гены и белки печени, почек и всех других органов и тканей, чтобы понять, из каких групп зародышевых клеток что образуется.

Зародыш и плод

Когда же эмбрион считается уже плодом, и что их различает? До недавних пор считалось, что только к 10-й неделе беременности, когда сформированы почти все органы, и в дальнейшем их ждёт только рост. Сейчас же считается, что это происходит уже на 8-й неделе.

Забавная всемирная история

Не устояли перед соблазном использовать биогенетический закон Геккеля и педагоги-психологи. Так в конце 19 века появилась теория рекапитуляции Г. Холла - концепция психического развития, рассматривающая становление индивидуального сознания как сокращённое воспроизведение (повторение) исторических этапов развития сознания человеческого рода. То есть после рождения малыш, уже к тому времени пройдя «стадии животного мира», должен начать проходить этапы развития цивилизации. И что же мы наблюдаем? Сначала он учится ходить и издает нечленораздельные звуки – будто какой-нибудь доисторический человек. Потом играет в песочнице, пускает бумажные кораблики – ни дать ни взять, воспроизводит древние Египет и Финикию. Со временем осваивает простейшую механику, письменность – будто в античности или средневековье. Достижения с каждым годом становятся всё более сложными. И должно пройти немало лет, прежде чем стараниями многих учителей чадо... поступает в институт.

Мы не можем сказать, кто же прав: те, кто говорит, что наши предки – обезьяны, или кто утверждает, что человек был сотворен высшей силой в том виде, в каком находится и сейчас. Мы не ставим перед собой такие глобальные цели. Но теперь с уверенностью можно утверждать: человеческий зародыш на всех этапах развития, с самого зачатия и до рождения – не головастик и не рыбка, а будущий человек.

Татьяна Рябинкина

medportal.ru

Тайная эволюция эмбриона человека – миллиарды лет за 10 недель

Чтение статьи займет: 4 мин.

«Есть многое на свете, друг Горацио,

Что и не снилось нашим мудрецам»

«Гамлет», Уильям Шекспир

Чудо рождения ребенка тем более чудесно, что этапы развития будущего человека происходят скрытно. Они проявляются только на последних стадиях – сильно увеличенная область живота матери, пинания младенца. Ведь посещение кабинета УЗИ не расскажет вам, как происходит эволюция человеческого эмбриона. Человеческий зародыш, как и другие существа Земли в процессе эмбрионального развития, проходит многостадийные изменения форм своих самых дальних предков.

Линия родства (условная) человека и рыбы

И хотя ряд современных ученых-биологов опровергли большую часть принципов биогенетического закона, открытого в позапрошлом веке Геккелем и Мюллером – сама идея, высказанная в нем, остается справедливой. Обсудим хвосты, жабры и… еще пару наиболее интересных доказательств эволюционного развития человека на стадии эмбриона.

Немецкий ученый-естествоиспытатель Эрнст Генрих Геккель, профессор университета г. Йена, был убежденным сторонником дарвинской эволюционной теории совершенствования организмов. Он считал, что определенная стадия развития зародыша является отражением единого прародителя всех животных организмов нашей планеты. Геккель дал имя этому прародителю – гастрея. Сегодня теория Геккеля о гастрее признана безосновательной. Единого предка у всех животных нет, однако прошлые формы физической конструкции конкретного вида (филогенез) в процессах развития организма или онтогенеза отследить можно.

Эрнст Генрих Геккель

Но вернемся к человеческому зародышу. Первый и наиболее очевидный ретроградный признак всех эмбрионов вида homo sapience – жаберные мешки и зачаточные щели жабр, различимые в конце четвертой недели эмбрионального роста. Это свидетельствует о водном происхождении далекого человеческого предка, как, впрочем, и других сухопутных животных – их эмбрионы также проходят стадию «отращивания» жаберных мешков. В дальнейшем (за следующие недели эмбрионального развития) «жабры» видоизменяются, становясь современными органами человеческого организма – миндалинами, средним ухом, евстахиевыми трубами (соединяет глотку и среднее ухо), тимусом (орган иммунной системы) и паращевидными железами (вырабатывают «контроллер» кальция – паратгормон).

По убеждению некоторых ученых, отсутствие кровеносной сети, подключенной к жаберному мешку зародыша – доказательство неверного мнения о «рыбном» предке человека. Мол, если не образуется развитая кровеносная система, как у жабр рыбы, то жаберный мешок таковым не является. Верность или неверность данного утверждения рассмотрим ниже.

Зародыши животного мира Земли

Зачем эмбриону хвост? У человеческого зародыша во время первых недель развития имеется вполне различимый хвост, причем в нем больше позвонков, чем у взрослого организма – 38 против 33-34-х. Сторонники эволюции убеждены, что хвост эмбриона – признак филогенеза или прошлых физических конструкций предков. Другие ученые считают иначе – это не хвост, а зачаточная костная система, необходимая лишь для выращивания тканей и органов, поскольку кости растут гораздо медленнее. Вообще «хвостовые» позвонки предназначены только для закрепления быстрорастущих систем организма, после они поглощаются и используются для построения основного скелета, в частности копчика (состоит 4-5 сросшихся позвонков). А как же дети с хвостами? Так ведь их хвосты «ненастоящие» — в них нет мышц и позвоночных костей, только кожа и жировая ткань.

Почему зачаточные жабры и хвост имеются у человеческого зародыша, но полноценных жабр и хвоста нет? Ответ прост – зачем эти органы были бы нужны? Жабры требуются подводным обитателям, а хвосты – в основном, хищным и лазающим животным. За простым объяснением «ненужности» таится другой ответ – все ходы эволюции записаны в ДНК. Да-да, ДНК эволюционирует, вырезая из программы развития организма «лишние» фрагменты-команды. Нижние позвоночные секции приспособлены для усиления скелета в положении сидя и для надежного крепления ягодичных мышц, а отвечающие за построение хвоста блоки ДНК попросту выброшены из цепочки «последовательных инструкций». То же самое – в отношении жабр, чьи конструкционные элементы использованы для создания некоторых органов носоглотки.

Ходячие рыбы

Считаете, что теория «рыбного прошлого» человека терпит крах? Ошибаетесь, есть более серьезное доказательство, основанное на сравнении зародышевого развития человека с совершенно несхожим с ним существом Земли – акулой.

Если выпотрошить акулу, то, исследуя ее органы, можно обнаружить яичники рыбы в нижнем отсеке грудной клетки над печенью. У человеческого зародыша яичники формируются также подле печени, а затем, по мере формирования «человеческой» структуры тела, опускаются ниже. С развитием «женской» физиологии эмбриона яичники проходят небольшое расстояние, опускаясь лишь до матки и фаллопиевых труб. У будущих мальчиков дистанция, на которую предстоит переместиться семенным железам, значительно больше – это, кстати, является причиной мужской склонности к паховой грыже, поскольку при опускании семенников ослабляются стенки брюшины.

Еще один явный признак человеческого предка-рыбы – икота. Ее вызывает спазм диафрагмы, крупной мышцы, расположенной в грудной клетке. У рыб нервная система, управляющая дыханием, коротка – от мозга рыбы до ее горла и жабр дистанция небольшая. А человеческому мозгу приходится отправлять две команды для дыхания – к мышцам горла и диафрагмы. Сбои в синхронизации нервных импульсов по двум путям как раз и является причиной икоты.

Механизм человеческого тела

Существует второе «доисторическое» объяснение икоты – рефлекс земноводных, сохранившийся в базовой программе человека (ДНК). Земноводные существа применяют «икоту», чтобы разделить принципы дыхания на воздухе и под водой. В надводном положении они дышат, одновременно открывая рот и расширяя легкие движением диафрагмы, а в подводном режиме дыхания — глотают воду, закрывают рот и толкают набранную жидкость только в жабры.

Я не биолог, мой вузовский диплом даже не гуманитарный – технический. Однако прекрасно понимаю, что мой компьютер будет выполнять лишь те команды, что заданы ему программным комплексом. Даже если я оборудую свой ПК лучшими конечностями-манипуляторами — без специальной программы работать они не будут. Такая же фишка действует в отношении человека, его органов (по сути – компьютерного хард-оборудования) и ДНК, наисложнейшим программным софтом для человеческого тела.

svagor.com

Жабры у эмбриона человека. Хрящи древней жаберной дуги

Внутренняя акула.

Есть немало анекдотов про адвокатов, суть которых в том, что адвокаты — это особо ненасытная разновидность акул. Когда я преподавал эмбриологию, был популярен один из таких анекдотов, и мне подумалось, что этот анекдот про всех нас, а не только про адвокатов. Все мы видоизмененные акулы, или, иначе говоря, в каждом из нас есть что-то от адвоката.

Как мы с вами уже убедились, тайна устройства нашей головы во многом скрыта в дугах — утолщениях на теле эмбриона, от которых дороги ведут к сложным черепно-мозговым нервам и другим важнейшим структурам головы. Эти неприметные утолщения и бороздки между ними более полутора веков привлекали внимание анатомов тем, что они поразительно похожи на жаберные дуги и жаберные щели, расположенные в районе горла у рыб и акул.

У рыбьих эмбрионов имеются такие же вздутия и углубления, но у них, в отличие от нас, эти углубления в конечном итоге становятся сквозными прорезями, по которым вода проходит через жабры. У нас же эти углубления в норме запечатываются и не прорезают стенку тела насквозь. В аномальных случаях жаберная щель зародыша может оставаться открытой, образуя карман или кисту. Например, так называемая жаберная киста представляет собой доброкачественный, заполненный жидкостью карман внутри шеи человека. Этот карман образуется от того, что у зародыша не закрывается третья или четвертая жаберная щель. В редких случаях младенцы появляются на свет с рудиментами хрящей древней жаберной дуги — небольшими похожими на прут хрящами, составлявшими у наших предков скелет третьей жаберной дуги. В этих случаях хирургам приходится удалять из человеческого организма древнюю рыбу, которая, к сожалению, вернулась и напала на своего потомка.

По ходу развития у всех позвоночных животных от акул до людей возникают эти четыре дуги. Но самое интересное происходит внутри этих дуг. Заглянув внутрь, мы можем по пунктам сравнить нашу голову с головой акулы и увидеть их глубинное сходство.

Рассмотрим развитие первой дуги человека и акулы, и мы увидим, что из ее тканей образуется одна и та же структура — челюсти. Разница состоит прежде всего в том, что у человека из тканей первой дуги образуются также некоторые слуховые косточки, которых нет у акулы. Неудивительно, что черепно-мозговой нерв, ведущий к челюстям, и у акул, и у людей один и тот же. Это нерв первой дуги, то есть тройничный нерв.

Клетки, расположенные внутри второй дуги, делятся, видоизменяются и дают начало решетке из хрящевой и мышечной тканей. У нас хрящи этой решетки разделяются и видоизменяются, образуя, во-первых, одну из косточек среднего уха (стремечко), а во-вторых, еще несколько небольших косточек в основании головы и горла. Одна из этих косточек, так называемый гиоид, помогает нам глотать. Возможностью глотать и слушать музыку мы обязаны структурам, развивающимся из второй дуги эмбриона.

У акул хрящи этой решетки тоже разделяются и образуют две кости, которые поддерживают челюсти. Одна из них (нижняя) соответствует нашему гиоиду, а другая (верхняя) поддерживает верхнюю челюсть. Если вы когда-нибудь видели, как большая белая акула пытается схватить кого-то зубами (например, сидящего в клетке ныряльщика), вы, должно быть, замечали, что ее верхняя челюсть может выдвигаться вперед, когда акула кусает, а затем возвращаться обратно. Верхняя кость, образуемая второй дугой, составляет часть рычажной системы, работа которой делает возможным такое движение челюстей. У этой кости, поддерживающей верхнюю челюсть акулы, есть и еще одно примечательное свойство: она соответствует одной из костей нашего среднего уха — стремечку. Кости, которые у акул поддерживают верхнюю и нижнюю челюсти, помогают нам глотать и слышать.

Что же касается третьей и четвертой дуг, то оказывается, что многие из структур, которыми мы пользуемся, чтобы говорить и глотать, у акул соответствуют структурам, служащим опорой для жабр. Мышцы и черепно-мозговые нервы, которые позволяют нам глотать и говорить, акулам и рыбам позволяют двигать жабрами.

Строение нашей головы может показаться невообразимо сложным, но в его основе лежит простой и изящный план. Этот план — общий для всех живых существ, обладающих черепом, будь то акулы, костные рыбы, саламандры или люди. Открытие этого фундаментального плана было огромным достижением анатомии девятнадцатого века — времени, когда анатомы впервые стали исследовать под микроскопом зародыши разных животных. В 1872 году кембриджский анатом Фрэнсис Мейтленд Бальфур впервые обратил внимание на этот план, исследуя внутреннее строение жаберных дуг акулы. К сожалению, вскоре после этого он погиб в горах в результате несчастного случая, совершая восхождение на один из пиков Швейцарских Альп. Ему было немного за тридцать.

Гены жаберных дуг

В течение первых нескольких недель после зачатия в клетках жаберных дуг зародыша и во всех тканях, из которых впоследствии образуется наш мозг, последовательно включаются и выключаются целые батареи генов. В соответствии с инструкциями, записанными в этих генах, формируются разные части нашей головы. Представьте себе, что каждый участок головы получает свой генетический адрес, отличный от адресов других участков и обеспечивающий этому участку особый путь развития. Видоизменяя этот адрес, можно видоизменить и развивающиеся по этому адресу структуры.

Например, ген Otx  активен в переднем участке, где формируется первая жаберная дуга. Позади этого участка работает ряд так называемых Hox- генов. В каждой жаберной дуге задействован разный набор этих генов. Обладая соответствующей информацией, мы можем составить карту наших жаберных дуг и созвездий из генов, задействованных в развитии каждой из них.

После этого можно приступить к экспериментам. Заменим генетический адрес одной дуги на генетический адрес другой. Возьмем эмбрион лягушки, выключим в нем некоторые гены, сделаем генетические сигналы клеток первой и второй дуг похожими друг на друга и в итоге получим лягушку с удвоенной челюстью: там, где должен был развиться гиоид, вместо него формируется вторая нижняя челюсть. Этот опыт показывает, какую принципиальную роль играют в развитии головы генетические адреса жаберных дуг. Стоит изменить адрес, как изменяются и структуры, развивающиеся из тканей дуги. Этот подход особенно замечателен тем, что позволяет нам экспериментировать с планом строения головы: мы можем по сути произвольно манипулировать порядковыми номерами дуг посредством изменения активности генов в составляющих эти дуги клетках.

Идем по головам: от безголовых морских чудищ до наших головастых предков

Но почему мы так подробно останавливаемся на лягушках и акулах? Почему не сравниваем строение нашей головы со строением других животных, например насекомых или червей? Но стоит ли это делать, если у этих существ нет даже черепа, не говоря уже о черепно-мозговых нервах? У всех этих животных нет даже костей. Если мы отвлечемся от рыб и перейдем к червям, мы окажемся в мягком и безголовом мире. Хотя и в нем, если присмотреться внимательно, можно найти частички нас самих.

Те из нас, кто преподает сравнительную анатомию студентам младших курсов, обычно начинают первую лекцию со слайда, на котором запечатлен ланцетник. Каждый год в сентябре по всей стране, от штата Мэн до Калифорнии, на экранах в лекционных аудиториях появляются сотни изображений этого животного. Почему? Вы, наверное, помните простую схему разделения всех животных на позвоночных и беспозвоночных.

www.bibliotekar.ru

Правда ли, что малыш дышит жабрами, и еще 7 важных вопросов об околоплодных водах

Во время беременности малыш находится в плодном пузыре, заполненном особой жидкостью – околоплодными водами. На долгие девять месяцев воды образуют для плода благоприятную среду обитания. Очевидно, что процессы дыхания плода и его движения отличаются от его жизнедеятельности после рождения. Давайте разберемся, зачем нужны околоплодные воды.

Малыш дышит околоплодными водами?

Многие родители полагают, что малыш получает кислород из окружающих его вод. Возможно, основой для этого мифа невольно послужила картинка из школьного учебника биологии, на которой изображен зародыш с жаберными щелями на шее. На самом деле дыхание плода осуществляется совсем другим образом. Малыш получает кислород в «растворенном» виде из крови, поступающей к нему по сосудам пуповины и плаценты. Вдох за кроху делает мама; из ее легких кислород попадает в легочные капилляры (мелкие сосуды), где «захватывается» гемоглобином. С током крови кислород переносится по сосудам матки, плаценты и пуповины к малышу. Обратно в мамин организм эти сосуды несут углекислый газ, образующийся в результате клеточного дыхания плода, который выводится через легкие женщины. Так что околоплодные воды не имеют никакого отношения к дыханию плода, а жабры являются промежуточным этапом эмбрионального развития и исчезают уже к первому месяцу внутриутробного периода.

Нужны ли околоплодные воды для питания плода? 

Околоплодная жидкость действительно насыщена белками, аминокислотами, органическими солями, углеводами и другими питательными веществами. Такой состав вод обеспечивает идеальное состояние коже малыша и оболочкам, покрывающим пуповину, плаценту и стенки матки. Можно сказать, что воды выполняют питательную функцию для покровных тканей плода и полости матки, однако к процессу питания и пищеварения самого малыша околоплодная жидкость отношения не имеет. Питание ребенка так же, как и его дыхание, зависит только от плацентарного кровотока. Из пищи, употребляемой мамой, в процессе ее переваривания выделяются конечные продукты, необходимые для  жизнедеятельности организма – белки, жиры, углеводы, витамины и микроэлементы. Эти вещества попадают в кровь будущей мамы и доставляются к матке. Из маточных капилляров «продукты питания» проникают в плацентарный кровоток, а из плаценты по сосудам пуповины доставляются плоду. Таким образом, малыш не питается в привычном для нас понимании этого слова: он не ест, не пьет, не переваривает и не выделяет пищу. Все эти процессы за него осуществляет мамин организм, а плод только получает необходимые питательные вещества в «готовом» к усвоению виде. И поступают эти вещества не из околоплодных вод, а из пуповинной крови, минуя пищеварительный тракт малыша.

Чем больше околоплодных вод, тем лучше?

 Многие ошибочно полагают, что чем больше вод, тем комфортнее малышу. К сожалению, это не так: избыток околоплодной жидкости не полезен ни малышу, ни будущей маме. При многоводии плод до последнего момента свободно двигается в матке. Часто такое чрезмерное движение приводит к обвитию плода пуповиной. В норме пуповина довольно длинная (50–70 см), поэтому в матке она располагается петлями. При многоводии ее петли лежат свободно, и активно перемещающийся плод может просовывать в них головку, ручки и ножки. Само по себе обвитие неопасно для малыша. Однако, если образуется многократное обвитие, плод запутается в петлях пуповины. В результате кроха не сможет двигаться, а длины пуповины может не хватить для родов. К тому же это может привести к формированию неправильного положения плода в матке перед родами. 

В норме к концу беременности он располагается головкой вниз и поменять положение в последний момент уже не может: его фиксируют стенки матки. При многоводии стенки матки перерастянуты, и это позволяет плоду менять положение даже накануне своего рождения. В результате к началу родов малыш часто оказывается в тазовом предлежании (ягодичками или ножками вниз) или даже в поперечном положении. 

В процессе родов избыток околоплодных вод мешает нормальному развитию родовой деятельности. Перерастянутые стенки матки плохо сокращаются, а огромный плодный пузырь сдерживает силу схваток. В результате развивается слабость родовых сил – осложнение родов, опасное для мамы и малыша. Нередко на фоне многоводия плодный пузырь разрывается с первой же схваткой, когда шейка матки только начала раскрываться. Это осложнение называется преждевременным излитием околоплодных вод. Из-за него часто развивается слабость и дискоординация (нарушение нервной регуляции) родов, а также возрастает риск инфицирования плода и матки. При многоводии во время излития околоплодных вод чаще, чем обычно, бывает выпадение петли пуповины и ручки или ножки плода – это осложнение требует экстренного проведения кесарева сечения.

Сколько околоплодных вод должно быть в норме?

В норме количество вод постепенно увеличивается и к концу беременности составляет примерно 800–1500 мл. Если перед родами их становится меньше, это может указывать на перенашивание беременности. Стенки плодного пузыря «стареют» и выделяют меньше вод, что может вызвать ухудшение состояния малыша. 

Многие будущие мамы думают, что количество вод уменьшается, потому что малыш их пьет. Но это заблуждение: ребенок действительно периодически заглатывает небольшое количество жидкости, однако делает это он вовсе не для утоления жажды. Заглатывая воды, кроха «отрабатывает» глотательный рефлекс и промывает стенки пищеварительного тракта, но воды не всасываются в организм малыша, не участвуют в его обмене веществ и выделяются обратно. Всю необходимую жидкость, равно как и пищу и кислород, кроха получает в растворенном виде из маминого организма через сосуды плаценты и пуповины. Таким образом, уменьшение количества околоплодной жидкости никак не связано с тем, что малыш их «пьет». 

Почему околоплодные воды зеленые?

В норме околоплодная жидкость прозрачна, она не имеет ни цвета, ни какого-либо специфического запаха. Однако иногда плодная жидкость меняет окраску, приобретая различные оттенки зеленого, что является признаком хронической гипоксии (нехватки кислорода) плода. Зелеными околоплодные воды становятся вследствие преждевременного выделения мекония – первородного кала малыша. В норме кишечник малыша впервые опорожняется только после рождения и первого самостоятельного вдоха. Однако при кислородном голодании у крохи возникают спазмы кишечника, и меконий попадает в плодные воды. При этом насыщенность цвета указывает на количество выделившегося мекония: чем ярче цвет, тем серьезнее гипоксия плода.

Другая возможная причина зеленой окраски вод кроется в инфицировании плодных оболочек – стенок плодного пузыря, продуцирующих и фильтрующих воды. Инфекция может проникнуть в плодные оболочки с током крови, если будущая мама перенесла в период беременности острое вирусное заболевание (ОРЗ, грипп), или через отверстие в стенке плодного пузыря при преждевременном излитии вод.

Страдает ли малыш после отхождения вод?

Конечно, значение околоплодных вод для развития беременности и плода огромно. Они создают уникальную среду обитания для малыша, препятствуют образованию сращений между стенкой плодного пузыря и кожей плода, создают возможность для активных движений крохи, необходимых для его правильного и полноценного развития. Одновременно с этим воды защищают пуповину и плаценту от давления со стороны крупных частей тела плода, а малыша от толчков и ушибов извне, делают его движения менее ощутимыми для будущей мамы, влияют на формирование правильного положения плода в матке к концу беременности. Плодный пузырь, заполненный водами, участвует в процессе раскрытия шейки матки в первом периоде родов и предохраняет малыша от излишнего давления стенок матки во время схваток. При преждевременном (до начала схваток) излитии околоплодных вод повышается риск инфицирования плода, нередко усложняется процесс родов… Однако непосредственной угрозы для жизни крохи при этом не возникает. Ведь после их излития он по-прежнему продолжает получать кислород и питание через сосуды плаценты и пуповины. Безусловно, отхождение вод является фактором риска для здоровья крохи, однако это связано не с невозможностью его существования без плодной жидкости (как не может существовать без воды рыба), а с риском проникновения в полость матки инфекции через отверстие, образовавшееся в лопнувшем плодном пузыре. Поэтому при преждевременном излитии околоплодных вод нужно сразу отправляться в роддом.

Если много пить, будет много околоплодных вод?

Нередко будущие мамы задаются вопросом: не будет ли многоводия, если много пить и не надо ли по этой причине стараться ограничить потребление жидкости?

Это не так: количество околоплодных вод не зависит напрямую от того, сколько жидкости употребляет будущая мама. За выработку и поддержание нужного состава околоплодной жидкости отвечают стенки плодного пузыря. Если рассмотреть их под микроскопом, окажется, что они похожи на паутинку: плодная оболочка пронизана сетью мельчайших кровеносных сосудов. Из плазмы (жидкой части) крови в этих сосудиках и образуется плодная жидкость. Количество и состав околоплодных вод могут меняться при поражении плодных оболочек вирусной инфекцией, нарушении плацентарного кровотока или перенашивании. В этих случаях нарушается нормальная работа плодного пузыря, в том числе и функция выделения околоплодных вод. В результате их количество может как увеличиться, так и уменьшиться. Для того чтобы предотвратить развитие многоводия, нужно регулярно наблюдаться у врача в течение беременности, вовремя проходить все рекомендованные обследования, проводить профилактику и своевременное лечение вирусных инфекций (ОРВИ, гриппа и др.). А вот ограничение питья во время беременности может привести к обезвоживанию организма будущей мамы, снижению объема циркулирующей крови и, как следствие, к маловодию! Поэтому беременной женщине рекомендуют употреблять не менее 1,5 л жидкости в течение суток.

Почему плодные воды становятся мутными?

В начале беременности плодные воды прозрачные и чистые. Во второй половине, и особенно к концу беременности, околоплодная жидкость мутнеет. Это вызвано особыми веществами, накапливающимися по мере увеличения срока беременности:

  • Лануго – так называются нежные волоски, которыми покрыта кожа малыша в определенный период эмбрионального развития, впоследствии они выпадают.
  • Первородная смазка – жировые комочки, покрывающие кожу плода в виде творожистой или сыровидной массы. Эта смазка предохраняет кожу от излишнего влияния жидкости.
  • Слущенный эпидермис – чешуйки отмерших клеток кожи плода. Кожа малыша постоянно обновляется.

Источник фото: Shutterstock

www.9months.ru


Смотрите также